Желание красоваться у женщины в генах






- Вот все говорят - похищение Европы, похищение… А на самом деле? Ну, согласитесь, сложно женщину похитить, если она того не хочет… Мне даже кажется - невозможно. Поэтому у меня эта работа называется «Визит Юпитера к Европе». Юпитер - божество, не пристало ему похищать и разбойничать. Это визит, а будет ли у него продолжение, решать именно даме… А Европа хороша! Соблазнительна, кокетлива - трогает пальчиком Юпитеровы рога, то ли отталкивает, то ли манит. Смотришь на картину и ловишь себя на мысли: да, мало кто из художников сейчас позволяет себе так откровенно восторгаться женской красотой, телесной, зримой и весомой. Не переводя ее в абстрактные фигуры, неясные цветовые конструкции или вовсе в запредельные инсталляции. Нынче никого не удивишь утопленными в аквариумах куклами, замученными монашками и прочими альтернативными образами, в которые навязчиво обряжают женскую природу. Удивляться приходится тому, что остались среди сильной половины человечества - в особенности среди ее творческих представителей - отважные люди, готовые видеть в женщине Женщину. Мурманский художник Александр Феофилактов рискнул. Двадцать восемь полотен - и на всех красивые обнаженные дамы. «Ее величество Женщина» - так, слегка старомодно и по-рыцарски, назвал автор выставку, которая откроется сегодня в областном художественном музее. - А я вообще к женщинам очень по-рыцарски отношусь, - признается Александр. - По-другому нельзя - вся романтика жизни пропадет, вся интрига и загадка. А без них - скука смертная… Проявляя галантную заботу о своих моделях, Феофилактов сильно волновался, чтобы инкогнито каждой из них осталось в неприкосновенности. Ведь все, кто изображен на этих масштабных, ярких и завораживающих холстах, - не небожительницы, а наши современницы, землячки. Работают - кто с девяти до пяти, а кто и больше, продвигая личный бизнес, детей растят, любовь ищут, иногда удачно. А на картины глянешь - да ну, что вы говорите?! Таких красивых женщин и в таком количестве вроде бы давно в том же музейном зале, например, не встретишь. И на улице, и в магазине, и в присутственном каком месте - нет, не встретишь. Там все больше замотанные тетки… Как из них, словно из куколок будущих бабочек, вылупляются чаровницы с пестрыми радужными крыльями - загадка. Для зрителей. А для мастера - обычный творческий процесс. - Это очень интимная вещь - отношения художника и модели, - уходит от прямого ответа Феофилактов. - Поговорить по душам, настроение создать… При этом не позволяя собой командовать и оставляя себе право видеть моделей такими, как я хочу, а не как они бы мечтали. Собственно, сначала у меня возникает некая идея, какой-то женский образ, сюжет. А потом уже я подбираю модель, которая, на мой взгляд, соответствует задумке и поможет решить эту авторскую задачу. Например, на один сюжет художника навел Модильяни. Зацепившись взглядом в какой-то передаче за его слегка изломанные, графичные фигуры, Феофилактов подумал о некой фантазии на тему великого итальянца. На картине - работа Модильяни на заднем плане, женщина - на первом: пластикой позы неуловимо похожая на полотно, но другая, живая. Реальность от холста порой отстоит далековато. Мастер рассказывает об одной из своих натурщиц - история обычная, женский типаж вполне узнаваем. Леди с характером, жесткая, волевая, всего в жизни добилась сама. Такая наша селф мейд вумен. Достигнув каких-то промежуточных результатов, которые ее устраивали (карьера, финансовая составляющая, быт), решила дать себе передышку, замечталась о любви. И сбылись вроде мечты - нашла прекрасную пару, без иронии: обеспеченного красавца, столичного персонажа. Живи, казалось бы, да радуйся. Однако пресловутый селф мейд помешал: так привыкла к самостоятельности, к тому, что сама себе хозяйка и отчета никому отродясь не давала, что пойти на компромиссы с любимым не смогла. Сознательно выбрала одиночество, задушив в душе сожаления. А на картине - никаких сожалений, никаких метаний: просто испанская какая-то страсть, прожигающий взгляд, торжествующий в своей не сказать безнаказанности - уверенности в женской силе. В общем, стерва та еще. А глаза ее горячие художник, между прочим, не один десяток раз переписал, пока добился этого эффекта… Впрочем, восхищаясь красотой, Феофилактов пишет не только прекрасных дам, но и не менее проникновенных матерей с младенцами, сестер. Выставка очень точно сбалансирована: автор не даст зрителю устать от масштабных откровенных моделей. Здесь есть жанровые вещи, философские портреты, драматичная «Соловьиная ночь». - Живопись - очень живое искусство, - убежден Александр. - Это не какие-то холодные, отвлеченные умствования, это жизнь - горячая, идущая от сердца, от чувств. Выразить живописными средствами внутреннюю красоту женщины - задача, которая многих художников увлекала. Увидеть, услышать, понять и донести до зрителей - если это получится, тогда ты мастер. Я редко устраиваю собственные выставки именно потому, что хочу быть искренним и не хочу повторяться, не желаю ходить по кругу. Подумал - чего еще у меня не было? Не было ню. Так пусть будет. Как не было, начинаю протестовать я. Выставками Феофилактов действительно не балует, но вот лет пять назад состоялась последняя, там такая роскошная обнаженка на лохматой шубе была, я же помню. Вся такая сияющая, розовая, торжествующая… Начинаем вспоминать, находим фотографии, работу. Правда, шуба есть, и дама на ней. Но - вполне себе одетая. Однако настолько она победительно на этих мехах возлежит, настолько соблазнительно с них взирает, что смотрится откровеннее любого ню. Великая сила искусства, что сказать. Когда речь заходит об обнаженной натуре, какого бы вида искусства это ни касалось, неизбежно возникает легкий привкус скандальности. Хотя, казалось бы, массовому зрителю, читателю к этому давно пора привыкнуть. Александру Феофилактову уже довелось очутиться в центре скандала. В начале девяностых вокруг одной его работы поднялся страшный шум, закончившийся тем, что полотно пытались не пропустить на областную выставку. Хотя к ню это отношения не имело. На картине были изображены бродячие псы, разрывающие мусорный бак в зловещем свете мертвенной луны. Все бы ничего, но псы вызывали недвусмысленные ассоциации с политическими персонажами, которые тогда рвали на части обрушившиеся на них власть и деньги. Эмоциональный посыл автора считывался безо всяких усилий и совершенно не совпадал с официальной точкой зрения. - Это дело прошлое, - улыбается художник. - Но скандалов я не люблю. Конечно, понимал, что отношение к той теме, что выбрал сейчас, у нас не совсем однозначное. Однако все ведь зависит от автора. Художники веками писали красивых женщин без одежды. Надеюсь, мне удалось пройти по лезвию ножа, избежать перекосов как в сторону излишней откровенности, так и ненужной сдержанности. В конце концов, это первейшее женское желание - красоваться и нравиться, оно в генах природой заложено. Зачем его прятать?.. Глядя на выставочные холсты, удивляешься неожиданному эффекту - полотна кажутся бархатными, к ним так и хочется прикоснуться. А ведь масляные краски по фактуре своей, напротив, дают блеск и блики. Оказалось, без секретов не обошлось: в краски Феофилактов добавляет пчелиный воск, смесью на его основе в финале покрывает уже готовые полотна. - Воск из Курской области специально вез, - поясняет автор. - Надо быть точным в деталях, это очень важно. Ведь любое ручное ремесло требует точности, уважения к себе. Кстати, раньше в художественных училищах преподавали технологию материалов, так что любой знал, как использовать тот же самый воск. Сейчас молодые художники покупают все в готовом виде. А это совсем не тот эффект дает, сказывается на качестве работы. На подготовку к нынешней выставке у художника ушло четыре года. Работы масштабные, преобладают холсты метра полтора на полтора. Это труд и в физическом смысле напряженный, так что нынче автор вздыхает, мол, чувствует себя совсем уставшим. Сокрушается, что на еще один такой подвиг его не хватит - имея в виду еще одну персональную выставку. А посреди мастерской уже собирается гроза - на таком же огромном холсте. Грозовые тучи над озером, из которых вот-вот хлынет дождь. Написано после лета в Карелии, откуда Александр привез кучу этюдов. Вот озеро, вот лес, вот радуга. А сколько раздал еще, улыбается: портрет внучки подарил хозяйке, у которой снимал жилье, безделушку с деревянным домиком туалета на заднем плане - да-да, из такого сора - выпросила знакомая из столицы. Блеск в глазах выдает не очень тайные мысли и планы - конечно, новые работы будут, куда без них.









на главную
Hosted by uCoz